25.12.2018

Герда, ты ли это? 🎄 Страшная предновогодняя сказка

Когда-то, много-много лет назад, Герде в глаз попала волшебная льдинка. С тех пор Герда перестала чувствовать что-либо: могла держать стакан с горячим чаем без подстаканника, могла плавать в речке зимой так же подолгу, как летом, и даже могла в мороз ходить в тонких прозрачных колготках! Словом, она была настоящей Снежной Королевой.

Герда, ты ли это? Страшная предновогодняя сказка

На днях мне на улице встретилась Герда. Она была уже не та, но также стройна и прекрасна, от неё по-прежнему веяло холодом, а ещё — одиночеством и нелюдимостью.

— Зайдём в кафе, посидим?, — предложила Герда.

— Зайдём!, — был мой ответ. Простое человеческое любопытство не позволило мне отказаться, несмотря на то, что мы никогда не были близкими друзьями и у нас не было обычая сидеть в кафе.

Герда заказала кофе с корицей и пирожное. Когда официант поставил перед ней чашку, она, вместо того, чтоб сделать глоток, обхватила её руками и уставилась взглядом в поднимавшийся парок.

— Мёрзнешь?, — это должно было прозвучать как шутка, но Герда подняла глаза, полные холодной тоски. Шутка оказалась больной правдой, констатацией факта: Герда мёрзла. Это было очевидно, где были мои глаза! Она была буквально укутана с ног до головы, и не напоминала шарик лишь потому, что оставалась стройной и тонкой.

Герда посмотрела мне прямо в глаза. Этот взгляд не был прежним холодно-уничижительным, в нём были пустота, грусть, неустроенность. Это взгляд никак не вязался с предновогодней атмосферой, мигающими гирляндами и наряженными ёлками.

— Как Кай? Чем занимается?, — и мой второй вопрос оказался таким же болезненным, как первый. Герда опустила глаза, перевела взгляд в окно, долго смотрела в пустоту стекла, и, наконец, сказала:

 — У него должно быть всё хорошо.

По этой фразе было понятно, что они давно не виделись и между ними всё кончено.

Спустя несколько фраз мне удалось найти нужную волну и, избегая бестакности, мы всё же поговорили. История Герды оказалась банальной. Как и большинство в юности, она была готова пойти за любимым на край света, что и сделала. Уехала из родного города и от родителей чуть ли не на Северный Полюс. Вместе с Каем они много лет работали «на перспективу», но эта перспектива становилась всё призрачней. С годами и южный темперамент Герды, и её здоровье увядали, как роза, оказавшаяся зимой за пределами оранжереи.

Герда видела свою миссию в этой жизни просто: быть рядом с Каем, защищать его от невзгод. О себе она думать не привыкла. И однажды Кай ушёл к другой. К настоящей Снежной Королеве. У которой уже были и шубки, и драгоценности, но ещё была и молодость, и здоровье. А вечные простуды и недомогания Герды ему надоели, надоел её оренбургский пуховый платок, в котором она напоминала бабку.

Герда ушла, уехала туда, где ей было комфортно хотя бы физически, если не душевно, и стала жить сама. Занялась собой, и тут выяснилось, что бурная молодость и самоотдача не прошли даром.

Герда всегда была самой модной. В ту пору, когда в моду вошла одежда с заниженной талией, джинсы Герды «сидели» ниже, чем у всех остальных.  Когда в моду вошёл оголённый живот, снежинки таяли на её тонкой талии на зависть окружающим. Когда в Европе вошли в моду голые ноги зимой, Герда была первой, кто решился на эпатажное дефиле без колготок в их северном городке. А шапок Герда избегала всегда — ведь под ними сминались её пышные пряди!

Теперь Герда всё свободное время уделяет себе. Потому что больше некому. Герда вымотана и морально, и физически. Она никому не нужна, и даже не хочет быть нужной.

С первого взгляда видно, что она ухоженна, но, по её словам, львиная доля зарплаты уходит на лечение хронических болезней.

Мне становилось скучно с ней — разговор затронул болезни, и оставался на этой теме. Напротив меня сидела женщина примерно 45-ти лет, и, как робот, докладывала о современных методах лечения болезней почек, спаек, бесплодия, отита… Раньше мне думалось, что нет на свете зрелища более жалкого и отталкивающего, чем женщина лёгкого поведения на пенсии. После общения с Гердой моё мнение изменилось: нет ничего более жалкого и несуразного, чем первая красавица в возрасте, которая ярко сгорела ещё в юности.

У выхода кафе мы попрощались и разошлись в разные стороны. До моего дома было примерно полчаса пешком, и, несмотря на то, что было зябко и снежно, хотелось пройтись, чтобы облетела шелуха тоскливой встречи.

Яркие фонари, вечер, час пик, народ торопится забежать в магазин и — по домам. Вон очередная юная «снежная королева» в мини и на шпильках ковыляет, сокращая себе путь через сугроб. Вот ещё одна — стоит на остановке с непокрытой головой, зажимая одно ухо рукой в модной тёплой варежке. Опускаю взгляд и продолжаю свой путь, глядя под ноги. Совершенно не хочется смотреть на этих «юных привлекательных особ». Потому что я вижу их не теперешних, а тех, которыми и они будут всего через несколько лет.

Герда не научит свою дочь жить для себя, а не сгорать ради всеобщей любви и зависти. Её жизненный опыт мог бы стать ценным, но ей некому его передать. Для племянников и племянниц она — тётка-неудачница, а своих детей нет и никогда не будет. Кому ещё, кроме меня, Герда расскажет свою поучительную жизненную историю? У кого хватит терпения, времени, а, главное, желания дослушать её до конца?

Новогодняя сказка про Фею Бефану и камешки в носках


bracatuS


Комментарии

Комментариев нет! Вы можете первым прокомментировать эту запись!

Написать комментарий

Ваши данные будут в безопасности! Ваш электронный адрес не будет опубликован. Другие данные также не будут переданы третьим лицам. Поля, обязательные для заполнения, отмечены так: *

*