17.02.2018
bracatuS (1536 articles)
комментариев: 1
Поделиться

Как началась нейлоновая эра в конькобежном спорте

В 1960-м году во время Олимпиады в Скво-Вэлли началась нейлоновая эра в конькобежном спорте. Спустя время сложно определить, кому первому пришла в голову идея испробовать нейлоновые колготки и водолазку на льду, и предлагаем вам сразу 3 версии.

Воспоминания конькобежца Виктора Косичкина

Советский стайер Виктор Косичкин в борьбе с норвежцем Кнутом Йоханнесеном выиграл золотую и серебряную медали. На 5000 метров подопечный Константина Кудрявцева не только победил скандинава, но и установил новый мировой рекорд. Интересно, что именно в этот день, 25 февраля, Косичкин праздновал свой 22-й день рождения. После финиша зрители на трибунах поздравили его с праздником, исполнив песню «Happy Birthday to You».

На самой длинной дистанции – 10 000 метров – нашему конькобежцу не повезло с погодой. Когда бежал Йоханнесен, было тихо и спокойно. Норвежец показал выдающийся результат – обновил мировой рекорд. А пришел черед советского спортсмена, поднялся сильный ветер. Косичкин выложился по максимуму, но остался вторым.

Кстати, интереснейшую предысторию своего мирового рекорда на «пятерке» рассказывал сам Виктор Иванович:

«В Давосе (на чемпионате мира-1960) начинался и «нейлоновый век» в коньках. А получилось так. На «червонце» я попал во вторую группу. Под вечер похолодало. Катаюсь и чувствую: мерзну. Захожу в раздевалку, а там американки и немки. Говорю им: «Дайте какой-нибудь «дресс» мне!» Они мне суют колготки. Я их надеваю, а они же малы, черт бы их побрал. Взял, обрезал, натянул верхнюю часть, катаюсь, смотрю: так тонизирует ноги этот нейлон! Бегу «червонец» — лед не тот, погода не та, но все равно показываю второй результат. Первый был Йоханнесен. Подъехал к девкам, показываю им обрезанные колготки, они смеются… На банкете сижу с Кудрявцевым, говорю ему: «Константиныч, во-первых, я девчонкам колготки должен, а во-вторых, у меня идея появилась. Надо в магазин сходить». А в город по одному советские спортсмены выходить не могли. Тем более вечером. Вытащил я из-за стола Кудрявцева и веду его в магазин, где накануне видел в витрине огромную женщину в черных колготках, прошитых двойным швом. Заходим, я говорю продавцу: «Мне вот такие колготки на «биг фрау». Приносят. Попросил такой же черный свитер. И его принесли. Облегал он туловище потрясающе! Девчонкам я колготки вернул.

Приехали в Москву, напутствия на Олимпиаду и все прочее… До Америки летим дня четыре. Устали, как черти! В Скво-Велли приехали часов в 11 вечера. Разместились и заснули мертвым сном. А мне не спится. Я же купил! Мне надо попробовать! Насилу дождался, пока рассвело. Было примерно 6.30 утра. А на стадион одному идти тоже нельзя! Я к Константинычу — тот спросонья отмахивается: да брось ты, дай поспать! А я ему: «Константиныч! Мне надо попробовать, чтобы потом не было стыдно в женских колготках. Надо мне еще что-то надевать или нет, я же должен знать?!» Он и пошел со мной. Лед припорошен. Размялся чуть-чуть и говорю: ну, давай «троечку» попробуем. Еду четвертый круг, а Константиныч кричит: «Да стой ты! Стой!» Подъезжаю: «В чем дело, Константиныч?» А он мне: «Не понимаю, то ли секундомеры у меня врут, то ли ты рекорд мира побил на 20 секунд… Рекорд на «тройке» 4.37, а ты бежишь 4.16″. «Константиныч, — говорю, — удалось!» После завтрака начинаю тренироваться в этом черненьком костюмчике, всех обхожу. Подъезжает Женя Гришин: «Витя! Дай я тоже попробую!» Попробовал, глаза круглые: «Витя! Что ж ты мне раньше не сказал!» Вот в этом костюмчике Женя Гришин выиграл в Долине Индианок две золотые медали».

Воспоминания конькобежца Евгения Гришина

Евгений Гришин, четырёхкратный олимпийский чемпион в конькобежном спорте:

«Незадолго до Олимпиады в Скво-Вэлли, на чемпионате мира в Давосе, приходит к нам [тренер Константин Кудрявцев] и говорит: «Ребята! Я сегодня такие колготки роскошные видел в магазине!» Я ему: «Да кому ты их собрался покупать, Константиныч? Супруге? Она же в них не влезет!» – «Да не-ет! Дурень ты, Женька! Я ведь вот о чем думаю: ведь там, в Скво-Вэлли, высокогорье… Сопротивление воздуха будет наименьшим, а скорости – большими. Вот бы сотенки и десятые украсть у соперников за счёт материала…» Нам с Косичкиным долго объяснять не пришлось. Выслушали Константиныча и говорим: «Пошли за колготками!» Перерыли гору колготок, нашли те, что поплотнее, купили к ним в пару чёрные водолазки… И в них стартовали. Получилось удачно. Потом в Скво-Вэлли в этих колготках я пару золотых медалей выиграл, и Витя Косичкин – золотую и серебряную. Норвежцы это усекли моментально: уже на следующее соревнование приехали не в шерстяной форме, а в обтекателях. Но родоначальниками современной конькобежной экипировки были всё-таки мы!»

Цитата из книги конькобежца Евгения Гришина

Как конькобежцам дамские колготки помогли

Не так просто было добраться до Скво-Вэлли (Долины Индианок). Длительным и утомительным был наш путь: сначала более десяти часов над Атлантическим океаном до Нью-Йорка, затем через всю страну до Сан-Франциско и, наконец, четыре или пять часов на автобусе в Долину Индианок.

Приехали мы в столицу Белой Олимпиады 1960 года совершенно разбитые. Желание было лишь одно — спать! И мы упали на кровати. Как убитые проспали часов одиннадцать. Разбудил всех удивленный голос Олега Гончаренко: «Ребята, а Коса уже два раза тренировался!»

Никто в это не поверил, и все начали возмущаться, почему Олег не дал нам доспать и прийти в себя. «Какая может быть тренировка после такой дороги? Нужно еще день-два приходить в себя», — подумал каждый из нас. И каково же было наше изумление, когда в комнату вошел Виктор Косичкин, румяный и немного уставший. Он, оказывается, и в самом деле успел два раза потренироваться. Откуда у него взялись силы, сказать трудно. Можно лишь сейчас, задним числом, утверждать, что сразу же по приезде в Скво-Вэлли Виктор почувствовал под собой Американский континент, на котором он обещал победить. Почувствовал — и уже ничто не могло его остановить. Косичкин показал на тренировках невиданные по тем временам скорости. На одной из тренировок он бежал 3000 метров, опережая график мирового рекорда. Тогда Кудрявцев, руководивший подготовкой Виктора к Олимпиаде, вынужден был даже тормозить бег Косичкина: тренер вышел на лед и запретил своему ученику продолжать движение. Через несколько дней и у меня появилось необыкновенное состояние легкости, неудержимости, стремление стартовать «хоть завтра, хоть сейчас!». В предолимпийских соревнованиях на льду Скво-Вэлли я стартовал с необыкновенным подъемом, и результат мой превысил мировой рекорд. А тренировочный результат на дистанции 1500 метров свидетельствовал о том, что можно и нужно серьезно подумать о победе и на «полуторке».

Незаметно и быстро пролетали дни, оставшиеся до открытия Олимпийских игр. Двухразовые тренировки, обмен значками (тогда это был настоящий бум), сувенирами, встречи с друзьями-соперниками, новые знакомства, встречи с русскими эмигрантами. Нам было приятно и интересно находиться в центре внимания. Интерес к нам был огромный, потому что американцы впервые видели русских и общались с ними. Несомненно, сыграли свою роль и достижения нашей страны в области космоса. Первый искусственный спутник Земли, запуск в космос собаки Лайки — всё это способствовало нашей популярности.

Пожалуй, это была единственная и последняя олимпиада, когда участники и зрители могли наблюдать за состязаниями конькобежцев, горнолыжников прыгунов с трамплина, фигуристов и хоккеистов, находясь на одном месте. И лишь для того, чтобы посмотреть лыжные гонки, надо было проделать путь в несколько километров.

Перед началом соревнований конькобежцев на дистанции 500 метров особых прогнозов не делалось. Почти все сходились во мнении: медаль будет разыграна между американским скороходом Б. Диснеем, показавшим недавно в тренировочных соревнованиях результат, превышающий мировой рекорд, и русским скороходом Е. Гришиным. Высокий результат Диснея меня не удивил и тем более не испугал. Еще в момент установления рекорда на озере Мизурина я считал, что он невысок и его можно значительно улучшить. Улучшить мировой рекорд на «пятисотке» я и рассчитывал здесь, на Олимпиаде. Что касается Диснея, симпатичного и обаятельного, отменного спортсмена-бойца, то, увидев его на льду с его типичной манерой американского бега, я понял, что его можно победить! Единственное, о чем я волновался, это чтобы во время старта не было ветра и чтобы по жребию не стартовать по большой, наружной дорожке, ибо эти факторы ставили соревнующихся в неравные условия. В случае финиширования по малой, внутренней дорожке меня могли подвести на вираже мои добрые, славные, но достаточно старые коньки «Hogen-Oslo» выпуска 1936 года, так как высота чашечек и лезвия коньков были рассчитаны не на такие высокие скорости.

С погодой мне повезло: солнце, полный штиль и великолепный лед. А вот со вторым фактором, который в тех условиях был самым главным, — нет! Как я и опасался, из всех претендентов на «золото», именно мне уготовил жребий стартовать по большой, наружной дорожке. Но расстраиваться было некогда, да и нельзя.

Великолепно приняв старт, я пробежал первые 100 метров за 9,7 секунды, а также здорово прошел первый поворот, вложив в него все усилия и умение. Еще больше увеличив скорость на второй прямой, я влетел — именно влетел — во второй, внутренний поворот. И преодолевая центробежную силу, резко, как и положено, заложил корпус внутрь круга. И вот здесь, на втором шаге, меня поджидало то, чего я опасался. Высота конька при таком крене оказалась недостаточной, и я зацепил ботинком лед. Чтобы не упасть, встал на обе ноги и, продолжая борьбу с падением, проскочил на них до окончания поворота. И лишь на выходе, потеряв набранную скорость, принял посадку и продолжил нормальный, если можно так сказать, бег. Казалось, всё уже было потеряно. Потеряна победа. Потерян мировой рекорд, а он, несомненно, был бы значительным… Но нет! Выйдя на последнюю прямую и увидев впереди огромный секундомер, я понял, что еще могу побороться за победу — всё зависит только от финиша. Надо собраться, найти в себе тот резерв, которого ни у кого нет! И я помчался к победе!

Затем на пресс-конференции журналисты говорили: «То, что вы обыграли американца не удивило, а вот победа в такой «падающей» ситуации — это нечто… Им подавай сенсационные победы — со сбоями, спотыканиями. Но ведь кроме быстрых секунд есть еще красота, безукоризненность, если хотите, даже элегантность. К моему великому сожалению, блеснуть этими качествами мне в тот день не удалось…

На каждой Олимпиаде, в каждом виде спорта есть гвоздь программы. В коньках этим «гвоздем» были забеги на 5000 и 10 000 метров. Да-да, не мой поединок с Диснеем на «пятисотке» и не поединок с Осом на «полуторке», а противостояние Косичкина с Юханнесеном и Песманом.

Косичкину, не знающему еще вкуса победы ни на одном крупном международном соревновании, предстояло нелегкое испытание. Это его первая в жизни Олимпиада, и день старта на дистанции 5000 метров, 25 февраля 1960 года, — день его рождения.

Юханнесен — опытный боец с громкими титулами: чемпион мира, Европы, серебряный призер Олимпиады-56. Под стать ему грозный стайер голландец Ян Песман. Он по праву считался фаворитом в Скво-Вэлли, и его особенно опасался Косичкин.

Мы сидели в столовой Олимпийской деревни за завтраком, когда к нашему столику подошел Николай Озеров — известный всей стране комментатор. Он был чем-то встревожен. Подошел к столику и молчит. Странный какой-то. «О чем задумался, Коля?» — спросил я. Он встрепенулся: «Узнал жеребьевку». Косичкин в это мгновение держал ложку с кашей. Услышав слово «жеребьевка», он не донес ее до рта и посмотрел на Озерова. Николай Николаевич спросил меня: «Сказать?» «Говори, — ответил я. — Ведь через два часа — старт». — «Косичкин бежит в паре с Песманом!» Как только Виктор услышал эту фразу, он бросил ложку, резко встал и вышел. Хотелось броситься за ним, не оставлять одного накануне олимпийского старта, но потом я подумал: а ведь сильному человеку в минуту сомнения никто не нужен. Пусть обдумает всё один.

Завтракать Виктор так и не пришел. На стадион ушел голодным.

На старт вышел утомленным — это чувствовалось даже при беглом взгляде на него. Неужели перегорел? Косичкин начал бег очень рискованно — резко, с открытым забралом. И всем показалось, что он не выдержит до финиша. Ян Песман не уступал Виктору очень долго. Но потом вдруг скис, сломался. Косичкин, наращивая скорость, уносился вперед, к победе. А Ян Песман еле-еле переставлял ноги: настолько выбила его из седла неожиданная тактика Косичкина.
После забега Виктор подбежал ко мне: «Ну что, не позабыл: я обещал в день рождения подарить себе золотую медаль. Теперь твоя очередь выполнять обещание!»

В раздевалке Косичкин поднял над головой нейлоновые дамские колготки. Иностранные скороходы переглянулись. «Через два дня посчитаем, сколько олимпийских медалей сюда войдет», — улыбнулся Виктор.

Дело в том, что несколько дней назад, в Давосе, Косичкин и я купили на двоих дамские колготки и водолазку черного цвета, чтобы в таком «костюме» выступить на Олимпиаде. Я завоевал в нем золотую медаль в первый день, Виктор — во второй.

А предыстория этого авангардного «костюма» такова. Кудрявцев — человек ищущий, стремящийся что-то усовершенствовать, внедрить новации для улучшения результатов — решил уменьшить сопротивляемость встречного потока во время бега. Раньше, вплоть до 1960 года, бегали в шерстяной форме, неплотно облегающей тело, то есть плохо обтекаемой. Естественно, даже при тех скоростях происходило незначительное, но торможение, отнимающее драгоценные для скорохода сотые, а иногда и десятые доли секунды.

Тогда не было еще ни капрона, ни нейлона. Кудрявцев взял старый шелковый флаг с гербом и буквами «СССР» и сшил из него что-то вроде комбинезона. Заметьте: это было еще в 1960 году. Он перекрасил флаг в черный цвет, но буквы и герб были все же заметны, а значит, бегать ему в нем пришлось недолго. Кудрявцева вызвали в специальные органы и имели с ним очень серьезную и длительную беседу, после чего он больше этот «костюм» не надевал. Но идея обтекателя ему покоя не давала. Вот он и предложил нам в Давосе купить дамские колготки и водолазку и стартовать в них на Олимпиаде. Мы сразу опробовали их там же, на соревнованиях, и поняли, что лучшего обтекателя не придумать. Таким образом, впервые в мире была применена обтекаемая форма на беговой дорожке, а я стал первооткрывателем.

В этот день Виктор не только победил одного из главных претендентов на золотую медаль, но и показал результат, к которому никто не смог приблизиться. Даже сам Юханнесен, занявший второе место, проиграл ему почти 10 секунд! Это немыслимый отрыв для таких асов ледовой дорожки. Радости Косичкина не было предела. Да и было чему радоваться. Ведь он завоевал золотую медаль с триумфом. Так он выполнил обещание, которое дал публично еще в 1956 году. Выступая в переполненном зале Политехнического музея после чемпионов Игр в Кортина-д’Ампеццо, Виктор встал и во всеуслышание заявил: «Ровно через четыре года здесь же будут слушать нового олимпийского чемпиона — Виктора Косичкина. Я вас всех приглашаю!» Как видите, его слова не разошлись с делом.

Как началась нейлоновая эра в конькобежном спорте


bracatuS


Комментарии

  1. Иван 20.02.2018, 07:30
    Интересная статья! Не знал, что наши первые применили такую инновацию в таком виде, прям на красивую легенду похоже )

Написать комментарий

Войти с помощью: 

Ваши данные будут в безопасности! Ваш электронный адрес не будет опубликован. Другие данные также не будут переданы третьим лицам. Поля, обязательные для заполнения, отмечены так: *

*

шесть + 7 =