22.01.2018
Olga Demidova (85 articles)
комментария 2
Поделиться

Красочное выражение безумия 🌈

Почему мы стараемся избегать ярких красок в одежде? Разумеется, мы бываем не против выбрать что-то цветное и необычное, когда нам предстоит участвовать в особенном торжестве, например, нас пригласили на свадьбу. Но в повседневной жизни на нас надето нечто серое, блёклое, бесцветное.

Burlington

Почему мы боимся красок?

Иногда мы решаемся надеть цветное бельё, яркий топик или сарафан, блузку. Мужчины могут позволить себе яркий галстук или рубашку. И это — максимум, на что мы способны. Нам нравятся яркие цвета в одежде, но мы её не выбираем по нескольким причинам:

  • боимся, что у нас не хватит вкуса для составления гармоничного образа, поэтому нас останавливает риск предстать перед другими в образе «светофора» или «попугая»;
  • светлая одежда — маркая, а мы не хотим подвергать риску свою репутацию опрятного существа;
  • разноцветную одежду носят дети, а мы хотим выглядеть солидно, боимся показаться кому-то легкомысленными.

Пожалуй, эти 3 причины наиболее типичны, во всяком случае, именно на них чаще всего ссылаются различного рода исследования.

В последние годы в наше общество были привнесены новые понятия, новые традиции, новые моральные ценности. Интересно, что именно элементы одежды часто используются в качестве индикатора нашего отношения к новым ценностям. Например, 21 марта – Международный день человека с синдромом Дауна, и символом равноправия этих людей, готовности принятия их в обществе, знаком поддержки являются непарные носки.

Те, кто готов поддержать людей с синдромом Дауна, 21 марта надевают яркие, необычные носки, желательно из разных пар. Участвующие в носочных флешмобах таким способом могут ощутить, что чувствуют люди с синдромом Дауна, понять, как относятся в обществе к «не таким, как все».

Другой пример — радужные носки, которые стали символом ЛГБТ-сообщества. Это — яркие, многоцветные носки в горизонтальную полоску.

В некоторых случаях толерантность противоречит менталитету и местным обычаям настолько, что может привести к международному скандалу. Например, премьер-министр Канады Джастин Трюдо, известный своим пристрастием к необычным носкам, обзавёлся обновкой — парой полосатых носков с надписью по-арабски «Благословенный праздник».

Эти носки Трюдо надел, чтобы отметить конец мусульманского месяца Рамадан, который, как оказалось, совпал с днём гей-парада в Торонто.

Этот прецедент не имел шумных последствий. Значит, если уж политические фигуры мирового уровня не считаются с возможными рисками, то и нам не стоит жить с оглядкой и прислушиваться к тому, что «бабка на лавочке у подъезда сказала»?

У каждой формы безумия имеется свой цвет

Если бы всё было так же просто, как носки Трюдо, не было бы этого длинного текста. Расскажу случай, который произошёл со мной более полугода назад. И всё это время я много обдумывала произошедшее со мной, много читала. Результатом своих наблюдений и выводов поделюсь с вами.

Француженки считают, что чем ближе старость, тем ярче нам, женщинам, следует одеваться. То есть, пока мы молоды, можно выбирать всё серенькое и неприметное, но как только в волосах показывается седина — пора начинать менять свой гардероб и компенсировать увядание яркими красками в одежде.

Burlington

Конечно же, мои эксперименты коснулись «притчи во языцех» — носков с босоножками. Как можно удержаться от соблазна и не обзавестись моднейшими спортивными босоножками и не надеть их с цветными носками? Спонтанная тяга к эпатаж-эскападам заставила выбраться из дома и прогуляться-поездить по незнакомому городу. А случай завёл на территорию специального заведения… Но это я поняла потом — в тот момент, когда меня окружила толпа, которая тыкала пальцем в сторону моих ног, издавала странные громкие звуки… В голове уже мелькали картинки из заключительной сцены «Парфюмера», но мне повезло. Быстро осознав, что выбрала не самое подходящее место для эпатажа, я начала отступать, а на подмогу мне пришёл обслуживающий персонал.

На самом деле никакой опасности для меня не было — я всего лишь оказалась в эпицентре чистой реакции, не стеснённой предрассудками.

Когда-то я читала статистическую статью, в которой приводились данные о количестве людей с психическими девиациями, которые просто живут среди нас. Пока они не представляют значимой опасности для жизни других, их не изолируют. Но проблема в том, что их — подавляющее большинство — около 80%. Даже если эта цифра завышена, всё равно наше общество трудно назвать психически здоровым.

Я — обычная офисная серая мышь, и единственная яркая деталь, которую позволяет дресс-код — это носки: их благополучно скрывает стол, за которым проходит весь мой рабочий день. Так я не раздражаю коллег и начальство, но удовлетворяю свою возрастную тягу к цвету. Да, яркие цвета раздражают, в прямом смысле. Несмотря на то, что моя логика не позволяет мне выстраивать поисковые запросы, удовлетворяющие логике поисковых систем, мне удалось найти полезную статью по интересующей меня теме.

Почему яркие носки раздражают?

Burlington

Исследования отношения к краскам при различных психических заболеваниях показали, что неадекватное отношение к цвету свойственно для шизофрении. Применительно к обычной жизни это стоит понимать так, что, если кто-то, например, бабушка на лавочке у подъезда, неприкрыто выражает агрессию вашим ярким носкам, это — повод подозревать её в шизофрении.

Калейдоскопическую пестроту красок трудно переносить лицам в неуравновешенном психическом состоянии. К таим «лицам» специалисты относят не только тех, кому поставлен серьёзный диагноз, но и относительно нормальных людей, которых, например, стукнули по голове и получилось ЧМП. Со временем у них это должно пройти, и отношения с цветами наладятся.

Далее я приведу несколько цитат, чтобы не переврать содержание серьёзной научной статьи.

Проявление болезни в цветовых выборах людей, страдающих шизофренией, как и в рисунках, прежде всего, сказывается в неадекватном отношении к цвету.

Учёные проводили опыты среди нескольких групп людей и выяснили, что те, кто психически болен либо неуравновешен, часто предпочитают яркие краски, но быстро от них устают и выбирают серые тона. Это называют феноменом «цветового отказа». В повседневной жизни такие люди окружают себя приглушёнными красками, избегают ярких тонов. И не стесняются навязывать свое отношение к цвету окружающим.

Существуют ли какие либо специфические цветовые предпочтения у больных шизофренией и, если да, то какими факторами они определяются? На эти вопросы мы попытались дать ответ в своей диссертационной работе (1991).

С этой целью было обследовано 150 больных шизофренией различных форм и типов течения, но преимущественно параноидной формой.

Возраст испытуемых варьировал в пределах от 17 до 64 лет. Группы контроля составили психические больные других нозологий с шизофреноподобной симпоматикой и психически здоровые (92 и 383 человека соответственно). В качестве экспериментальной методики был использован клинический цветовой тест М. Люшера, включающий в себя 7 цветовых таблиц.

Было выявлено, что, в целом, больные шизофренией достоверно чаще, чем испытуемые обеих контрольных групп, выбирают в качестве симпатичных и приятных цветов самые яркие и светлые тона во всех 7-ми таблицах полного теста Люшера. Особенно это касалось цветов «активной» стороны: красного, желтого, оранжевого, а также — желто- зеленого, голубого и др.

Бывают интересными проявления эмоциональной амбивалентности. Яркий в двойном смысле пример — это случай со мной и моими необычными носками. Вначале меня приняли восторженно-доброжелательно, но я, будучи неопытной, слишком задержалась в кругу неуравновешенных лиц, и их отношение начало меняться на глазах. Мне относительно повезло — удалось быстро выявить реакцию окружающих. Но ведь в большинстве случаев такие же как я сталкиваются с осуждающими взглядами, молчанием, продуцируемым негативом, природу которого не могут понять.

У шизофрении нет одного какого-либо цвета или цветового профиля, но отмечается усиление чувств симпатии либо антипатии к определенным цветам.

Цветовые предпочтения больных шизофренией во многом напоминают «детский тип» цветового выбора — «любовь» к яркому и светлому. С клинических позиций данный факт может быть рассмотрен как один из первых признаков эмоциональной неадекватности, а с точки зрения психофизиологии цветового воздействия — как свидетельство по выражению Н.В. Агазаде и Л.М. Кульгава особой «заинтересованности» психики больных шизофренией в интенсивных цветовых раздражителях.

Выходит, что любой яркий персонаж является цветовым индикатором нормальности окружающих, сходным с цветовым тестом Люшера. Каково это — быть в шкуре подопытного кролика, испытывать на себе гамму амбивалентных эмоций? Хотите узнать? Так вот яркой шапкой, шарфиком или даже футболкой уже никого не удивишь, скажу я вам. Носки — единственный пока ещё действующий индикатор. Если вы наденете яркие носки и окажетесь в «сером» обществе — будьте готовы к негативной реакции.


Olga Demidova

Блогер - это тот, кто не может не писать.


Комментарии

  1. Михаил 22.01.2018, 09:33
    Глубоко автор копнула, почти по Фрейду)
    • Kristina, редактор 22.01.2018, 10:49
      Такие темы копать-не перекопать. Уже была статья про рваные колготки и моду на них, с комментариями психолога.

Написать комментарий

Войти с помощью: 

Ваши данные будут в безопасности! Ваш электронный адрес не будет опубликован. Другие данные также не будут переданы третьим лицам. Поля, обязательные для заполнения, отмечены так: *

*

1 × 2 =