07.04.2019

Мы грудью дорогу проложим себе, или История декольте в советскую эпоху

«Какие у женщины большие глаза», — говорят мужчины, когда впечатлены размером ее груди. Каламбурчик старый, с бородой, но кто знает, что родился он в Кремле еще при Сталине, в 1935 году?

Photo: Flickr. License: ACC.

Никакого эротизма

В советском кинофильме «Пышка» главную роль доверили дебютантке Галине Сергеевой. Другой дебютант, режиссер Михаил Ромм, взялся за экранизацию повести Мопассана в 1934-ом. Фильм не то что не цветной, но еще и немой. Что могло сделать Пышку женщиной, которая привлекает внимание абсолютно всех? Только открытое платье.

Эффектное декольте Сергеевой потрясло советских граждан. Было время воротничков под самое горлышко, закрытых костюмов без намеков на красоту. Власти обращались с людьми, как с алкоголиками, над которыми решили поиздеваться: то дают деньги на бутылку и разрешают разгул, то сажают на голодный паек. Малейшие вольности запрещены.

В 1930-ом появляется фильм «Земля», где впервые в нашем кинематографе демонстрируется полностью голая женщина. В фильме крестьянка узнавала о гибели своего любимого человека, она понимала, что больше с ним не будет, что не родит от него ребенка. И в порыве ужаса она срывала с себя одежду, металась по комнате и дергала себя за грудь, которая ей больше не нужна, ведь она не сможет кормить ею детей.

Наверху решают, что с обнаженкой пора кончать, она мешает строительству коммунизма. Но Михаилу Ромму «Пышка» сходит с рук. В дело вмешивается внешняя политика. Ведь Мопассан писал об оккупации Франции пруссаками, а обстановка в середине 1930-х была такова, что все ждали войны с Германией. Пышка же показала себя настоящей французской патриоткой.

Что касается артистки Сергеевой, то ей тут же присуждают звание заслуженной. И это в двадцать лет. И все смеялись над объяснением Авеля Енукидзе, главы ЦИК СССР и большого развратника, почему он вдруг наградил молодую артистку. «У нее большие, красивые глаза», — заявил он.
Сталину же нравилась Любовь Орлова – женщина, как мы помним, с «небольшими глазами». Все ее звездные кинороли – в закрытых платьях. И только когда она играла иностранку в фильме «Цирк», ей разрешили показать свою фигуру в обтягивающем шифоне. Но показывать особо было нечего.

Если считать женский бюст оружием, то можно сказать, что оно было тщательно зачехлено. Никакого эротизма. Такие «большие глаза» мужчин не привлекали. А даже пугали. Обширный бюст был символом власти.

Некоторые психологи и историки культуры утверждают, что все эти киноначальницы, комиссарши, председательши колхозов сделали наших мужчин инфантильными и пугливыми. Сместилось природное равновесие, женщины стали руководить мужчинами. В детстве у каждого была какая-нибудь огромная учительница, нависающая необъятной грудью над партой. А потом какая-нибудь профсоюзная активистка – опять-таки с «большими глазами».

В середине 30-х секс отменяется, все силы народ бросает на индустриализацию страны: ДнепроГЭС, «Магнитка», рытье каналов. А декольте объявляется вне закона. Женщина превращается в бесполого товарища. Скульптура «Рабочий и колхозница» становится символом советского унисекса. У рабочего фартук развивается как юбка. У обоих — косая сажень в плечах, одинаковые размеры бицепсов. Колхозница – совсем не слабый пол, а член нового общества, вкалывающий наравне с мужчиной.

Красивой тогда было быть попросту опасно. Хотя среди жен видных деятелей нашей страны опасность угрожала не слишком многим. Ведь спутницами жизни кремлевских обитателей были женщины весьма простые. Похожи они были на растерянных жительниц деревни, которых позвали вдруг жить во дворец. Большинство из них были выходцами из еврейских местечек, где понятия не имели о моде.

Счастливых браков за кирпичной стеной было немного, и редкие кремлевские жены жили радостно и легко. Пока их мужья убивали других и сами каждый день боялись быть убитыми, они и не думали о таком оружии женщин, как красота.

Вся история женского костюма – это бесконечные эксперименты с зоной декольте. То воротник под горлышко, то глубокий вырез, рядом с которым мужчины теряют над собой контроль. Эрогенные зоны блуждают по телу и меняют прописку примерно раз в десять лет. Если женщина делает ставку на грудь, то ноги при этом, как правило, закрыты. Если решается на радикальное мини, то блузку с большим вырезом уже не наденет. Но без оголения хоть чего-нибудь – никак.

Photo: Flickr. License: ACC.

В первые годы 20 столетия на москвичек обрушилась назойливая реклама удивительного крема «Князь Игорь», которым предлагалось мазать область декольте, чтобы увеличить грудь. «Вы станете королевой общества, дамой с весомыми достоинствами» — обещала реклама. В тот период модным являлся силуэт «песочные часы». Главным оружием дам был корсет.

Газеты писали о сенсационном открытии немецкого доктора Рентгена. Он только что придумал, как с помощью электромагнитного излучения просветить человека насквозь. Он сделал снимки крестьянки, которая никогда не носила корсет, и дамы, которая с четырнадцати лет привыкла утягивать в него тело. Во втором случае ребра были страшно искривлены, внутренние органы смещены.

Думаете, дамы испугались и перестали себя душить противоестественным предметом одежды? Конечно, нет. Плевали они и на Рентгена, и на Жан-Жака Руссо. Великий французский философ еще в 18 веке разродился трудом «Вырождение рода человеческого под влиянием корсета». В России его издавали раз в пять лет, но женщин напугать ему не удалось. Потому что корсет делал фигуру, а что может быть в дамской жизни важнее?

Это было время 1001 способа сделать грудь побольше. И досиликоновые технологии весьма забавны. Худенькие женщины активно пользовались фальшивыми бюстами, которые изготавливались из воска. На таком бюсте даже рисовались синенькие прожилки – вены.

Самым простым способом увеличить грудь были всевозможные подкладки из ткани и ваты. А в 1920-е в Америке придумали подушечки-вставки, которые были снабжены маленькими насосами. Для того чтобы вставки надулись, женщине приходилось делать взмахи руками – как курице, безуспешно пытающейся взлететь. Бюстгальтеры часто лопались с громким треском, с шипением выходил воздух в самый неподходящий момент, в общем, риск был велик.

А грудь актрисы Веры Васильевой в фильме «Сказание о земле Сибирской» увеличили с помощью двух чулок. Васильева в то время совсем не походила на будущую звезду театра и кино. Бедная одежда, две тоненьких косички. Бывшая деревенская девчушка чуть не упала в обморок от того, что режиссер Пырьев полез к ней в декольте с чулками. Но взяла себя в руки – так хотелось получить эту роль.

А в шестидесятые годы наши женщины повально поверили в то, что грудь увеличивают пивные дрожжи. И если их употреблять каждый день, то через годик-полтора первый номер превратится во второй.

В 1960-е появляется поролон, идет химизация всей страны, и новый синтетический материал становится еще одной надеждой на красивую грудь. Дамы сами на дому пристрачивают его к своим бюстгальтерам, ведь заграничный лифчик «Анжелика» купить было невозможно.

Лед тронулся

Первые пластические операции делали жертвам автомобильных катастроф и онкологическим больным, но в середине 70-х несколько совершенно здоровых дам сумели уговорить врачей провести им операцию по увеличению бюстов. Груди из оргстекла напоминали булыжники – как на ощупь, так и на вес, но женщины все равно были счастливы.

Photo: Flickr. License: ACC.

В 74 году в Институт Вишневского привозят несколько протезов молочных желез из Америки. Об этом пишут даже центральные газеты. Среди советских хирургов душевный подъем и радость — в их руках технология, от которой они отстали лет на двадцать. По сравнению со свиным жиром, парафином и оргстеклом силикон кажется чудом. И все это в эпоху застоя, когда в дефиците было все.

Медицинский консилиум по поводу первой обладательницы силиконового бюста запомнился хирургам Института Вишневского надолго. Лысины многих мужчин покрылись испариной от возбуждения, раздались возгласы: «Не надо, не надо». Но женщина распахнула свой халат, она была очень горда, что имеет теперь такую шикарную грудь. Лед тронулся.

Но не видать бы пышных бюстов советским женщинам, если бы не директор института Михаил Кузин. В начале восьмидесятых он отправился на заседание Академии наук. Как обычно, от него ждали доклада о научных открытиях, сложных операциях по спасению жизней советских трудящихся. Но он задал высокому собранию совершенно неожиданный вопрос: «Можно ли нашим женщинам ставить силиконовые импланты?» Академики стали высказываться против, мотивируя это тем, что наши женщины и без того самые красивые.

Родина первых советских искусственных бюстов – улица Краснобогатырская. Отечественный силикон делали в Институте резины, и наши женщины, вживляя его, были то ли дурами, то ли героинями. Эта резина не жила в организме больше трех-четырех лет, и женщине снова приходилось ложиться на операционный стол. Такие операции делали, как правило, ночью. В рабочее время, считал Минздрав, нужно жизни спасать, а не выполнять капризы теток.

Когда женщину, которая хирургическим путем увеличила грудь, спрашивают: «Зачем?», она отвечает, что сделала это для себя. Но это, конечно, ложь. Все ради мужчины. Или мужчин. В конце 19 века носили бюсты из воска. Потом технологии сменились, но неизменно одно: женская задача – сразить мужчину наповал. И ради этой цели дамы готовы испытывать любую боль и пожизненный дискомфорт.

Грудь превратилась в аксессуар, который положено менять в зависимости от моды сезона. Она стала предметом быта, одежды. После революции, когда в моде были платья без талии и плоское тело, женщины скупали парафин и уксус и травили себя подобной гадостью, чтобы приобрести модный чахлый вид. Длинная нить жемчуга должна была лежать на плоской груди. И грудь стала плоской. Надо — значит, надо.

Художник Сергей Казанцев за долгую жизнь в искусстве сделал не один бюст из камня и гипса. Говорит, что такая работа делает человека философом. И он знает больше, чем другие мужчины: «Женская грудь – это Космос, это весь мир. Познание мира у мужчины происходит через женскую грудь, начиная с младенчества и заканчивая преклонным возрастом».

Мода модой, но лучшие произведения искусства – это скромный второй размер, то есть золотая середина. В любую эпоху. «Идеальной грудью считается та, что приятна для руки», — уверен он.

Когда в Москве случались кинофестивали, советские граждане ломились в центр города, чтобы разглядеть невиданные наряды зарубежных звезд. У наших женщин бюсты были не хуже, чем у знойных итальянок, но не было лифчиков, которые придавали груди модную форму острых конусов. К счастью, в середине 70-х поставку таких бюстгальтеров в Союз наладила КНДР. Какое это было счастье!

В середине пятидесятых Дом моделей показал коллекцию, где советские женщины впервые выглядят нарядно, изящно и сексуально. А потом выходит картина Эльдара Рязанова «Девушка без адреса» — быстрая реакция на то, что явили советскому обществу наши модельеры. Если бы героиня Карпинской вышла в таком наряде на улицу, то не выдержала бы осуждения толпы советских граждан. Даже этот нежный наряд невесты с очень скромным декольте в высушенном советском обществе считался абсолютным моральным падением.

Но оттепель продолжается, и женская красота как инфекция проникает в Москву, в частности, приезжает модный дом Кристиана Диора. Но в середине пятидесятых, когда разрешили хотя бы небольшие декольте, у нас появились и свои Диоры. Они делали красивые платья, по сути, из ничего. Не было тканей и ниток. Тупые чиновники во всем усматривали крамолу.

Но в экспериментальном цехе «Седьмое небо», где главной звездой был Слава Зайцев, рождаются одни из самых красивых платьев в истории нашей моды. «Седьмое небо» одевало Эдиту Пьеху, здесь придумали балахон для Аллы Пугачевой, спасали некрасивые фигуры самых высоких чиновниц. Эти наряды прославляли Советский Союз на международных выставках и конкурсах, но рядовым женщинам, конечно, были не доступны.

На эстраде появляется Гелена Великанова, ее песни очень нравятся широкой публике. А еще, конечно, все обсуждают ее идеальную фигуру и глубокие декольте. Но на худсоветах ее непременно спрашивали, нельзя ли выглядеть поскромнее. Своими секретами модной одежды Великанова поделилась с певицей Светланой Резановой. Эти подсказки позволили Резановой взять первую премию фестиваля «Золотой Орфей». Но насладиться успехом в своей стране, которая должны была гордиться ее победой, она не смогла.

Перед отъездом Светлане вручили платье, сшитое в «Москонцерте» — короткий сарафан, но с закрытой грудью. Однако за границей для выступления певица купила совсем другой наряд: с огромным декольте и обнаженной до невозможности, по мнению советских чиновников, спиной.

Светлана Резанова

После триумфа в Болгарии, где Светлана Резанова обошла самого Льва Лещенко и неделю раздавала автографы восторженным поклонникам, она вернулась в Москву. Вместе с мужем мучительно долго ожидала показа «Золотого Орфея» по телевизору. Наконец этот день настал. Но в трансляции ее не было. Просто в конце написали, что первую премию получила Светлана Резанова. Она стала звонить на телевидение, и ей объяснили, что ее пришлось вырезать из-за слишком открытого платья. Советская певица так выглядеть не должна.

Музыкальную редакцию Центрального телевидения завалили письмами советские граждане. Они требовали все-таки показать певицу Резанову. В «Музыкальном киоске» Элеонора Беляева исправляет досадную ошибку телевизионного руководства. Но какого же было разочарование телезрителей. Для съемок певицу одели в длинную черную юбку и белую кофту, закрытую по самое горло.

«Голый наряд» на «Золотом Орфее» не дал Резановой, несмотря на хороший голос и красивую фигуру, стать звездой. Как-то не заладилось. За певицей тянулся скандальный шлейф, самоуправства чиновники не простили.

Светлане не хватило пары лет. Конкурс «Золотой Орфей» состоялся в Болгарии в 72-ом, а разрядка в отношениях Советского Союза с Америкой и начало очередной либерализации нравов начались уже через год. Сначала к нам приехал Ричард Никсон, потом и Брежнев отправился в США. Голую спину и вызывающее декольте, пожалуй, простили бы.

В начале семидесятых в «Литературной газете» было напечатано письмо Юрия Никулина, в котором он возмущался, что из «Бриллиантовой руки» вырезали эпизод в гостинице со Светланой Светличной. Был большой резонанс, и телевизионные начальники вернули эту знаменитую сцену. Но это был редкий случай.

А вот в конце восьмидесятых на экран вылезло такое количество голых бюстов, что граждане могли и вовсе тронуться умом. А потом настала эра силикона. Шикарное декольте теперь стоит от ста тысяч до миллиона рублей. Рядовая операция – как в парикмахерскую сходить. Но не забывайте, что в декольте главное – знать меру.


Автор: Леонид Карпов


bracatuS


Комментарии

Комментариев нет! Вы можете первым прокомментировать эту запись!

Написать комментарий

Ваши данные будут в безопасности! Ваш электронный адрес не будет опубликован. Другие данные также не будут переданы третьим лицам. Поля, обязательные для заполнения, отмечены так: *

*