История

В конце 1940-х годов растущий спрос на американские нейлоновые чулки помог превратить Британию в рай для контрабандистов. Марк Рудхаус описывает беспорядки в магазинах, воровство в открытом море и краткий период в истории чулок, когда они оказались в эпицентре интересов мафиозных

Знаете ли вы, что некогда женщины часами стояли в очереди, чтобы купить пару чулок? А когда запасы в магазинах кончились, женщины разозлились и устроили настоящий бунт!!! Случилось это давно — в 1940-х, но ведь история обладает свойством повторяться, верно? Но

Еженедельный иллюстрированный журнал «Сегодня» (шанхайское издание) в номере от 5 июля 1941 года посвятил целый разворот злободневной теме — моде на купальные костюмы. Самое удивительное — то, что затронутые автором статьи вопросы актуальны и сегодня, поэтому, если не смотреть на

Нейлоновые чулки появились относительно недавно — им нет и 100 лет, но этого срока достаточно, чтобы история их появления обросла легендами, мифами, слухами и домыслами. Приведём несколько любопытных фактов, которые помогут изменить скучное стереотипное мнение о данном аксессуаре. Знаменитый слоган

28 февраля 2035 года человечество будет отмечать 100-летние изобретения нейлона. В 1935 году химиком Уоллесом Хьюмом Каротерсом в исследовательском центре DuPont был синтезирован полиамид 6,6, который позже войдёт в историю как первый коммерчески успешный синтетический полимер под названием нейлон. Исследования

Первые нейлоновые чулки стоили дороже шёлковых и считались атрибутом истинной роскоши. Престижные чулки из инновационного материала, который «прочнее стали и тоньше паутины», подчёркивали особый статус их обладательниц. Пара нейлоновых чулок в 1940-м году стоила $1,15. На сегодняшний день это около

О Елизавете I ходит множество мифов, часть из которых основана на имевших место исторических фактах. Говорят, что у неё было множество любовников, и она была падка на сладкое, что её происхождение сомнительно, что она на самом деле была мужчиной и

В 1920 году нашу страну посетил писатель Герберт Уэллс. То, что он увидел, было пострашнее самых мрачных страниц его фантастических романов. «История еще не знала подобной катастрофы», — написал он, вернувшись домой. Эти впечатления в первую очередь появились благодаря виду